9 марта 2019 года Виктору Петровичу Поляничко  исполнилось бы 82 года. О нём  мной написаны десятки статей, сценариев к различным мероприятиям его памяти, разделы в книгах «Комсомол – моя судьба», «Вспоминая дорогие имена», «Век комсомола. История в биографиях».  Ему посвящено немало моих выступлений на радио и телевидении, на встречах комсомольских поколений. Но всякий раз, как только углубляюсь в детали его биографии, нахожу новые грани  таланта этой самобытной и уникальной личности. И дело вовсе не в том, что появляются новые слова, эпитеты и выражения. С течением времени масштаб его личности и роль в истории молодёжного движения приобретают всё большую значимость  сами по себе. И прав поэт, большое действительно видится на расстоянии.  Для всех, кто его знал, Поляничко уже не просто легенда, он ещё и символ патриотизма, мужества, знак ушедшей эпохи.

Кто же он, этот человек? Почему интерес к нему не утихает, хотя после его трагической гибели прошло  более 25 лет?

Рабочий по происхождению и по той первой в жизни специальности слесаря Ростсельмаша, которую получил в пятнадцатилетнем возрасте. Потом искал себя в газетном деле и журналистике – работал корректором, литературным редактором в районной газете «Заветы Ильича» (Московская область). Отличник боевой и политической подготовки во время службы в Советской Армии. Комсорг и начальник штаба Всесоюзной ударной комсомольской стройки в Оренбургской области после демобилизации. И годы комсомольской и партийной работы в Орске, Москве, Челябинске, Оренбурге, горячие точки Кабула, Баку, Степанакерта, Орджоникидзе. И всё время учился, не отрываясь от основной работы – на факультете журналистики в МГУ, в аспирантуре Челябинского пединститута. Самостоятельно осваивал гранит науки по ночам, в очередных отпусках. Так же между делами подготовил и защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук.

Мы больше вспоминаем  Поляничко как миротворца, политика, государственного деятеля и забываем, что он журналист не только по образованию, но и по призванию. А ещё о том, что он был поэтом, романтиком, писателем, ярким публицистом, историком- исследователем и тоже по велению души.

Все свои речи, статьи, книги, доклады писал сам, что для большинства руководителей его уровня  в советское время было  характерным. Хотя у него  в период работы первым секретарём обкома ВЛКСМ были свои спичрайтеры из числа журналистов,  работников аппарата —  Ляпустин, Зуевский, Михеев, другие.  Их услугами Поляничко, несомненно, пользовался и мне это доподлинно известно. Но только на уровне самой первой, черновой работы по сбору и обработке материала. Потом, когда текст речи, статьи появлялся в печати, распознать первоначальный вариант было невозможно. В моих руках побывало немало черновых заготовок и уже готовых текстов, с которыми он же спускался с трибуны, и они говорят о том, что он работал с текстами до самой последней минуты, а самые удачные и точные слова  он находил уже на трибуне. Он для меня был и остается примером импровизации, когда живое, нужное  слово появляется уже по ходу выступлений.

Когда читаешь их сегодня, не покидает ощущение, что они написаны крупным учёным, талантливым и дотошным исследователем, до тонкостей и мелочей знающим предмет, за который взялся. От его поэтической натуры в исследовании всегда присутствовал элемент романтики, эмоций, чувств. Нет пустых и лишних рассуждений. Пустословие он называл —  литературщиной. Он был мастером подачи фактов, одному ему известных и понятных событий, встроенных в живую ткань повествования, не навязчиво и без помпезности. У него всегда словам тесно, мыслям просторно.

Вспомним его книгу «Река весны». Что это, научное исследование, дневник впечатлений, публицистика? Скорее всего, всё вместе. Здесь и слово далёкой истории, событий времён Пугачёва, и индустриальное сердце Урала — легендарная Магнитка, её первые строители, простые рабочие и колхозники. Как проникновенны строки о Л.К.Татьяничевой, о природе Урала, истоках великой реки и о том, что можно встретить на всём пути до самого устья.

Какой же объём информации пришлось ему перелопатить, и не враз, а изо дня  в день, читая, записывая, запоминая. А сколько редких подробностей, известных может быть ему одному! Например, о П.Р.Поповиче, деталях его космической биографии. Ну, кому бы, например, пришло в голову сосчитать, сколько труб на ММК. Он сосчитал – 217. Сколько деталей, подробностей, неизвестных широкому читателю фактов! И всё это по ночам, без отрыва от работы, за счёт сна и отдыха. Как он любил говорить —  в свою вторую смену, которая длилась порой до рассвета. А утром, как в той песне, которую он любил, «… снова дорога, путь не лёгкий с утра».

По совместной работе в Челябинском обкоме комсомола, и позже, когда случалось побывать у него дома, я хорошо представляю эту его лабораторию мысли и творчества. Уходя домой, часто после 9 вечера, он уносил туго набитый портфель того, что попало в руки в течение дня.  К  утру всё было прочитано и  с пометками на полях возвращалось в обком комсомола с поручениями, просьбами, заданиями…  В отпуск книги ему набивали коробками.

Для меня Виктор Петрович не просто комсомольский, партийный и государственный деятель, он ещё и философ, писатель, публицист, умевший со смыслом сплести в единое целое, хорошо известные всем слова.  Таким он и остается в памяти тех, кто знал его близко.

А закончить эти свои заметки хотел бы стихами друга Виктора Поляничко. известного  русского поэта Валентина Сорокина «На пороге Кавказа».

Над рассветною ширью полей

Реет горькая птица тумана…

Что-то было в натуре твоей

От нелёгкой судьбы атамана:

Мудрость пращуров, ранняя власть

И законом увенчана фраза.

Потому глубоко пролилась

Кровь твоя на пороге Кавказа.

Крался по следу, мыкался враг

И ликуя, ударил по цели.

В сердце,

ровно стучащем в горах,

Капли смерти свинцово осели.

Ах, как бил он – давно выбирал,

Распрю сделавший символом веры,

Не прикрыл тебя грозный Урал,

Опоздали его бэтэры.

Ты любил многотрудный народ,

Ну, плати же последнею раной, —

Это только палач из ворот

Выезжает с борзою охраной.

Вот опять ты являешься в снах

Дружба

Молодости

Безупречна,

На таких беззаветных сынах

Крылья Родины держатся вечно.

Но готовя таким западню,

Воры царствуют в мире двуликом…

Каждый день я тебя хороню,

Русский князь,

На просторе великом.

Леонтий Рабченок

Дополнение к биографии