В Советском Союзе существовала уникальная система организации работы с детьми, независимо от времени года, круглогодично, по замкнутому циклу  – это Дворцы пионеров, станции и клубы юных техников, кружки юнатов, школьные лесничества, геологические походы, военно-спортивные игры, клубы «Золотая шайба», «Кожаный мяч» «Белая ладья». А летом ко всему многообразию этих чудес советской поры присоединялись пионерские лагеря. Организуемые на время летних каникул  профсоюзными, комсомольскими, хозяйственными организациями, колхозами, совхозами, органами народного образования, здравоохранения, комитетами по физической культуре и спорту для школьников от 7 до 15 лет они играли важную роль в жизни детворы.

В пионерских лагерях дети объединялись во временные пионерские дружины и отряды, работали различные детские самодеятельные коллективы по интересам, проводилась военно-спортивная игра «Зарница». Некоторые пионерские лагеря принимали детей круглогодично. Вожатский состав лагерей формировались из членов комсомола ВЛКСМ.

Первые загородные лагеря отдыха детей  начали создаваться в  20-е годы пионерскими отрядами, существовавшими по месту жительства или при крупных предприятиях. Городские пионеры выезжали в лагерь, организованный на один летний сезон, уже сложившимся составом со своим постоянным вожатым. Фактически такой лагерь был продолжением отрядной деятельности в летний период с упором на спортивное и военно-патриотическое воспитание. Часто пионеры оказывали помощь жителям села и вели просветительскую работу среди сельских детей. Пример такого лагеря показан в книге и фильме «Бронзовая птица».

Идея использования пионерских лагерей для отдыха и оздоровления школьников принадлежит Председателю Российского Общества Красного Креста З. П. Соловьёву. Первым таким лагерем нового типа стал открытый в 1925 году лагерь «Артек». Там же, в Артеке в 1927 году впервые появилась  штатная должность вожатого, и началось комплектование отрядов непосредственно в лагере. Попасть в этот лагерь было заветной мечтой всех советских мальчишек и девчонок. А вскоре он стал  Международным центром пионерских лагерей в СССР, куда приглашались официальные иностранные делегации.

О том, как и когда на Южном Урале появились первые пионерские лагеря газета «Советская правда» писала: «Вечером 14 июля 1923 года в окрестности Каштака прибыли два отряда юных пионеров Городского и Железнодорожного районов и расположились лагерем в сосновом бору на берегу реки Миасс. Несмотря на дождливое и холодное время настроение пионеров приподнятое. Они чувствуют себя совершенно свободными и “взрослыми”… Наскоро сделаны из ветвей шалаши… Отношение местного населения хорошее. Собираются на днях очистить лес вблизи деревни и ставить спектакль».

В другой заметке говорилось: «В лагерь выехало около 30 человек, в том числе 6 девочек. Большинство – дети рабочих от 8 до 12 лет… В деревне Каштак в детском санатории № 1 поставили спектакль. Играли пьесу «Юный пионер», коллективно сочиненную у костра. Спасли от пожара кузницу».

Примерно в то же время появились  первые пионерские лагеря и в других городах и районах: Миньяре, Катав-Ивановске, Юрюзани, Усть-Катаве, Сатке.

Но особенно активно процесс их формирования проходил в Миассе, где   первый лагерь  появился между озером Кысыкуль и рекой Миасс в 1924 году. «Мы раскинули три красноармейские палатки, — вспоминает бывший воспитанник детского дома №5 В. Сунгуров. – В одной из них размещался штаб, в двух других жили ребята. Разбились на звенья, каждое звено имело определённые задачи. Например, хозяйственное звено заботилось о заготовке продуктов приготовления пищи; дежурное звено наблюдало за порядком и обеспечивало охрану лагеря и т.п. Жили весело, особенно любили в лагере вечерние часы. Тихо потрескивает костёр, глухо шумят вековые сосны, а мы, плотно сгрудившись, слушаем рассказ Вани Дунаева, начальника нашего лагеря. Много он знал интересных историй из периода Гражданской войны или из жизни при царе, и рассказывать их был большой мастер».

В 1924—1925 годах райком комсомола у того же озера Кысыкуль, в бывшем женском монастыре, организует второй пионерский лагерь, уже стационарного типа и более многочисленный чем первый.

В 1930-40-е годы были созданы первые загородные стационарные пионерские лагеря. Они располагались, как правило, в самых красивых местах, на берегах озер и рек. В Миассе, например, активно осваивалось побережье озеро «Тургояк». Вначале на берегах этой жемчужины Южного Урала появились  пионерские лагеря  напилочного завода и треста Миассзолото, располагавшиеся в приспособленных помещениях. Но  уже в 50-е на берегу Тургояка был построен пионерлагерь автозавода  имени Феди Горелова, потом  треста «Уралавтострой», НПО электромеханики. И под занавес эпохи – пионерский лагерь трубопрокатного завода на озере Еланчик. У него есть своя предыстория. Возглавлявший областную комсомольскую организацию в 1957-1958 году Петр Решетов загорелся идеей построить за счет средств комсомольской копилки на этом месте свой уральский «Артек». Была выбрана площадка, началась работа по проектированию лагеря, готовилась проектно-сметная документация, на комсомольских субботниках зарабатывались немалые деньги. Идею поддержали в ЦК ВЛКСМ, и работа велась достаточно энергично. Но Петра Николаевича вскоре перевели в Москву, где он возглавил Комитет Молодежных организаций СССР, а без него дело пошло на убыль, а потом и вовсе заглохло, но не забылось. Новый пионерский лагерь долгое время по праву считался одним из лучших в области.

И вовсе необязательным было, чтобы в пионерских лагерях  отдыхали только дети рабочих и служащих  предприятий, где они стояли на балансе. Путевки по линии  профсоюзов в пионерлагерь могли приобрести и небольшие предприятия, артели и кооперативы, маленькие государственные предприятия.  Да и стоили путевки  по нынешним временам копейки, были не обременительны для семейного бюджета.

Что было главным в организации загородного детского отдыха тогда? Медицинские обследования, зарядка, солнечные и воздушные ванны, спортивные игры, купание, тихий час, строгий распорядок дня. И как приоритет всего — усиленное питание! Для полуголодных детей городских окраин — настоящая роскошь. Основным  критерием полноценного  летнего отдыха детей в 50-е годы оставалось  среднедушевая прибавка в весе. Дети в лагерь ехали поправляться. Их взвешивали в начале и в конце смены и привесом отчитывались перед вышестоящими инстанциями.

В каждом пионерлагере формировалась пионерская дружина, работой отрядов руководили пионервожатые. Функционировали детские самодеятельные коллективы, проводились военно-спортивные игры и другие мероприятия патриотического характера. Прививались трудовые навыки: школьники дежурили на территории лагеря, в столовой, поддерживали порядок в палатах. Каждый заезд, а их было три-четыре в сезон, завершался церемонией традиционного пионерского костра.

Даже во время  Великой Отечественной войны работа по организации пионерских лагерей не была прекращена. По некоторым источникам, они действовали даже во время блокады Ленинграда летом 1942-го года. Пионерский лагерь «Артек», эвакуированный в посёлок Белокуриха, принимал на отдых сибирских школьников, а летом 1944 года возобновил свою деятельность в освобождённом Крыму.

В 1947 году в Челябинской области только в пионерских лагерях общего типа отдохнуло 14538 человек, в 1949 – 18579. В 1949 году в Челябинске впервые появились городские детские лагеря, где школьники находились только в дневное время. Дети с хроническими заболеваниями, дети инвалиды отдыхали в лагерях санаторного типа. Воспитанники детдомов и детсадов в летние месяцы выезжали в загородные лагеря и на дачи.

В послевоенный период, вплоть до 90-х годов, большинство лагерей в СССР создавалось по профсоюзному (в системе ВЦСПС) или ведомственному принципу — при предприятиях и учреждениях для детей сотрудников. Иногда ведомственные лагеря имели профильный характер, связанный с деятельностью того или иного учреждения. Уровень материального обеспечения лагеря также напрямую зависел от бюджета предприятия.

В 80-е годы в СССР функционировало до 40 тысяч загородных пионерских лагерей, где ежегодно отдыхало около 10 миллионов детей. Самые крупные из них — Всесоюзный пионерский лагерь ЦК ВЛКСМ «Артек» (Крымская область, УССР), Всероссийский пионерский лагерь ЦК ВЛКСМ «Орлёнок» (Краснодарский край, РСФСР), Всесоюзный пионерский лагерь ЦК ВЛКСМ «Океан» (Приморский край, РСФСР), республиканские пионерские лагеря «Молодая гвардия» (Одесская область, УССР) и «Зубрёнок» (Минская область, БССР). Кроме этого во всех городах, как правило при школах, создавались «городские» лагеря с дневным пребыванием пионеров.

Пионерские лагеря в советском искусстве

Как всякое заметное явление эпохи, богатая событиями жизнь в пионерских лагерях нашла широкое отражение в советском искусстве. Действие многих произведений Аркадия Гайдара, Льва Кассиля и других писателей происходит в пионерских лагерях, часть этих известных повестей экранизирована («Военная тайна», «Будьте готовы, Ваше высочество!», «Засекреченный город» и др.). Пионерские лагеря были местом действия ряда культовых детских и подростковых фильмов («Каникулы Петрова и Васечкина», «Сто дней после детства»). Снимались также фильмы на сатирические и остросоциальные темы («Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён», «До первой крови»). В фильме из жизни ребят пионерского лагеря («Пассажир с „Экватора“») впервые прозвучала культовая песня Н. Добронравова и М. Таривердиева «Маленький принц». В пионерском лагере «Орлёнок» написаны знаковые песни советского периода А. Пахмутовой и Н. Добронравова «Звездопад», «Орлята учатся летать» и другие.

В период горбачевской перестройки имелся опыт перевода некоторых лагерей на хозрасчёт, самофинансирование, или кооперативную основу. Таким образом, было положено начало коммерциализации детского отдыха. Впоследствии некоторые детские лагеря были выкуплены или арендованы коммерческими структурами туристической направленности. Но многие корпуса и другие объекты  новые собственники после  выкупа   реорганизовали для личных нужд.

После распада СССР национальная политическая элита в Союзных республиках изменила свой  курс и распустила Всесоюзную пионерскую организацию им. Ленина. Подавляющее большинство Пионерских лагерей стали не востребованы и были перепрофилированы. Многие  в частные турбазы и пансионаты, часть   в детские оздоровительные лагеря.  Большая их часть находящихся далеко от населённых пунктов заброшены в лесах бывших союзных республик, прекратили существование.

Как одна из главных идей оздоровления детей в советское время пионерские лагеря (теперь они называются – детские лагеря) практически исчезли главным образом потому, что  строились или создавались они за счет предприятий и учреждений, которые и посылали туда на лето детей своих работников. С гибелью советской промышленности погибли и пионерские лагеря, потому что не стало предприятий, НИИ и учреждений, содержавших их на своем балансе.

Теперь об этой ушедшей золотой поре пионерского детства все мы вспоминаем с чувством глубокой печали, горечи и ностальгии.

Если верить энциклопедии «Челябинская область»  из прошлого до настоящего времени функционируют детские оздоровительные лагеря: «Чайка» (ОАО «Челябэнерго»), им. Володи Дубинина (ОАО «Станкомаш»), «Горный» (ОАО «Златоустовский металлургический завод»),   «Сапфир» (ЗАО «Южуралстройсервис»), «Уральская березка» (ОАО «Челябинский металлургический комбинат»), «Дзержинец» (Гл. управление Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области»). Да и численность  детей охваченных различными видами отдыха, в том числе загородного,  умопомрачительные. Якобы в период летних школьных каникул 2004 года (последнего, по которому доступна статистика) в Челябинской области действовал 941 детский лагерь, а всеми формами каникулярного отдыха, оздоровления и занятости было охвачено полмиллиона детей. На это надо было потратить 10 млрд. Фантастика! Даже в советское время такого тотального охвата никогда не приводилось. Я лично в такую  статистику не верю, считаю её досужим вымыслом.  Не верю, потому что не в целом, а по частям знаю, что такого нет. Ибо нет таких средств ни в государстве, ни в органах социального страхования, ни в профсоюзах тем более. А в карманах большинства родителей – пусто.

Верю, не верю, но решил убедиться и совершил виртуальное путешествие по старым до боли знакомым местам. Начал с Чебаркульского района, с пионерлагеря имени Володи Дубинина. Выяснилось, что с 2008 года этот, некогда один из лучших пионерских лагерей Советского времени пустует, объявлен банкротом и закрыт.  Те, кто когда-то отдыхал в нем,пытаются пробраться на территорию, чтобы найти среди разрушающихся корпусов тот, в котором жил, посидеть в своей бывшей комнате, походить по заросшим тропинкам, в общем – предаться ностальгии.

В лагере имени Ю.А.Гагарина в Еткульском районе детский смех не раздается уже  с 2002 года. Все, что можно было – вынесли, трубы спилили. Только на одном из домов записка: «Не входить. Частное имущество».

Рядом лагерь им. Зои Космодемьянской. Огорожен высоким забором, за которым со свирепым лаем носятся овчарки. Но все, что можно, несмотря на высокий  забор и крутую охрану, тоже давно вынесли.

Не верю положительной статистике нового века еще и потому, что сегодня путевка в детский лагерь в Сочи от 38800 рублей, в «Артек» — 80000 рублей, а в обычный летний загородный – 18480 рублей. Причем путевку в «Артек» можно купить только на ребенка, который участвовал в различных олимпиадах. И ни у меня, ни у моих знакомых, ни у знакомых моих знакомых дети в лагеря отдыхать не ездят. Не на что, да и некуда. Эхо Гайдара и гений Чубайса смели все, что было некогда свято. Всюду одна и та же унылая картина. Теперь я понимаю, почему не принимают меня в коридорах власти по поводу подготовки в 100-летию пионерии. Не совпадают интересы. Мы гордимся прошлым, и хотим рассказать об этом. А им стыдно  за настоящее.

Леонтий Рабченок

Пионерские лагеря

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code