М. Е. Колесников. 1979 г.

Михаил Евгеньевич Колесников один из тех комсомольских, советских и партийных деятелей, кто  в годы Великой Отечественной войны с оружием в руках отстаивал честь и независимость Родины, а после боевых сражений оставил о себе добрый след и светлую память в мирной жизни. Назову лишь некоторых, наиболее ярких и лично известных мне руководителей городского, районного и областного масштаба: Е.Ф.Куракин, А.П.Дорохов, С.И.Сурниченко, П.Т.Гринёв, Б.А.Саляхов, В.Д.Тарасов, ну, и, конечно же, М.Е.Колесников. Мальчишками,  в большинстве своём  рядовыми комсомольцами, уходили они на фронт, в самое пекло боевых сражений. Первыми бесстрашно поднимались  в атаку, вели за собой роты и батальоны.  А после войны, израненные, но сильные духом, наполненные энергией и боевой отвагой,  возвращались  к мирной жизни.  И было им намного труднее, чем тем, кто не нюхал пороха.  Надо было наверстать упущенное: получить образование, профессию, подправить здоровье. Каждый искал своё место по-своему. Но было и нечто общее. Их боевой опыт оказался востребованным на ниве общественной, прежде всего комсомольской и советской руководящей работы. Комсорги рот и батальонов становятся секретарями комсомольских организаций, работниками горкомов, райкомов, Челябинского обкома ВЛКСМ.

Работая рядом с ними, я долгое время ничего не знал  о боевых подвигах этих людей, их послужном списке, наградах. Сами о себе  они  не рассказывали, в  прессе, кроме фамилии и занимаемой должности, тоже  ничего не было, к информации в личных делах доступ имели лишь те, кому положено. И только в середине 60-х, когда в очередной день Победы впервые сверху поступила команда: «Фронтовики, наденьте ордена!», мы увидели золото и блеск их боевых орденов и медалей.

Ещё раз убеждаюсь — большое видится на расстоянии. Сожалею, что когда он стал моим непосредственным руководителем, не сумел во время разглядеть его человеческие и профессиональные качества. Хотя он ко всем нам был настроен доброжелательно. Говорят, чтобы узнать человека надо съесть с ним пуд соли. Такой возможности у нас не было. В отличие от меня, большинство в нашем отделе считали себя профессионалами, лучше своего руководителя знающими тонкости организационно-партийной работы. Немало гордились своим опытом, умением готовить партийные документы, писать доклады, справки, и т.д. Хотя, в чем здесь преимущество перед человеком, который долгое время, практически всю свою жизнь, был лидером, первым лицом, и не только в Чебаркуле, откуда пришел в обком партии. В его послужном списке добрый десяток руководящих партийных, комсомольских советских, хозяйственных должностей, которые многим из нас были не по зубам. Об этом я ещё скажу более подробно. А его приняли, можно сказать совсем не по заслугам. Начались мелкие интриги, пересуды, сравнения с предыдущим руководителем, которого избрали секретарём обкома, ревность тех, кого обошли. Не знали мы толком даже его биографию.  Не принято было тогда, кому ни походя, копаться в персональных данных номенклатурных работников Советской эпохи. Они велись в особом порядке и находились «за семью печатями», под бдительным оком проверенных работников, умеющих хранить партийную и государственную тайну.

Кроме того, что Михаил Евгеньевич родился 20 февраля 1920 года и некоторых других общеизвестных ступенях карьерного роста, мы практически ничего не знали об этом человеке. Лишь теперь, когда появилась возможность заглянуть в архивы, перед нами предстаёт более-менее достоверная картина жизненного пути, социальные корни и среда, в которой формировался Колесников, как человек и как руководитель. И практически всё, что известно теперь, вызывает чувство уважения к личности человека, оставившего достойный след в истории партийной организации области.

Практически все, кто чего-нибудь добился при советской власти, были выходцами из рабочих и крестьян, из самой, что ни на есть российской глубинки.  Не является исключением и Колесников. Его родное село Усакла и сегодня с трудом разыщешь на карте Куйбышевской области. Об отце в своей автобиографии пишет скупо: «До революции занимался сельским хозяйством. С 1927 года рабочий асбесто-гипсового завода, потом рабочий хлебопечения». О других близких родственниках, в том числе о матери, ни слова. Как и почему семья оказалась на Урале в Саткинском районе – тоже умалчивает. Впрочем, я и не собираюсь выискивать  какие-то тайны в жизни  Колесникова.  Думаю, что их просто нет. Всё, что заслуживает внимания, отражено в его личном деле, где его собственной рукой, четким, красивым почерком написано всё, что только может заинтересовать.

Вырос Михаил Евгеньевич Колесников в большой, трудолюбивой крестьянской семье, где было 7 детей: шесть братьев и одна сестра, он — старший.  Родители работали, а Михаил управлял домашним хозяйством. С детства любил лес, охоту, рыбалку. Уральская тайга, хариус из чистой горной реки, лесные ягоды, грибы кормили большую дружную семью. Он рос трудолюбивым, ответственным, требовательным человеком. Много читал, интерес к книге и предопределил его первую работу.

Горнозаводской Урал, изба-читальня и сельский клуб, которыми он заведовал, стали для него той первой школой жизни и работы с людьми, которые потом скажутся на характере трудовой и общественной деятельности. Увлекался спортом, был отменным лыжником, чемпионом по лыжным гонкам. Особенно удавались марафонские дистанции. В 1936 году участвовал в лыжном марафоне и возглавил  группы спортсменов  из Айлино,  осуществивших  переход на лыжах по маршруту Сатка-Омск.

Ветераны Уральских лыжных батальонов. Групповой портрет. Первый ряд (слева направо): И. И. Гришин, М. Е. Колесников, В. Е. Тытагин, А. Н. Мангатов, В. Ф. Линчук, С. С. Зубарев. Второй ряд (слева направо): Г. Г. Борисов, К. И. Голышев, И. Е. Томин, К. А. Грибовский, А. И. Босых

В сентябре 1940 года Михаил Колесников был призван на действительную военную службу. Начинал с учебного подразделения в Уральском военном округе, где получил первую воинскую должность – командир пулемётного расчета и одновременно избирался комсоргом подразделения. С первых месяцев войны —  командир пулемётного отделения и комсорг 39-го отдельного лыжного батальона.

Это подразделение   было сформировано в Челябинске из лучших спортсменов области, среди которых одним из первых в списке чемпионов довоенного времени шёл Михаил Колесников. Лыжные батальоны сыграли огромную роль, особенно в первые три года войны. Маршал К.К.Рокоссовский называл их «белой кавалерией», немцы – «белыми призраками». В метровых сугробах, а в распутицу, проваливаясь в рыхлом снегу, погружаясь в талую воду по колено, местами по пояс, а где надо шли, погружаясь с головой, стреляя, бросая гранаты, лыжники выполняли боевой приказ. Несли за спиной по 132 миллиметровому снаряду весом в 42 кг для «Катюш»; валили лес, создавая завалы, и строили бревенчатые срубы для огневых точек, лежневые дороги. Воины-спортсмены немало сделали, чтобы  отвлечь  от стен Ленинграда десятки дивизий противника, значительную часть артиллерии, авиации и других родов войск в самый тяжёлый  период блокады – зиму 1941-1942 годов. Батальон Колесникова участвовал в сопровождении обоза с продовольствием из 233 подвод через линию фронта в блокадный город.   Выполнял внезапные рейды по  тылам противника. Действительно, как белые призраки, неожиданно появлялись лыжники в тылу у немцев, наводя ужас на фашистов, громили обозы, фронтовые и армейские склады, штабы, полевые аэродромы, мелкие гарнизоны. Когда ставилась соответствующая задача, проводили разведку боем, брали языка и также быстро исчезали.

Находясь всё время на передовой, Михаил Евгеньевич дважды был ранен – в феврале 1942 года и в марте 1943.  После второго ранения долго  лечился  в госпитале, а когда его поставили на ноги, был назначен заместителем командира взвода по политчасти и парторгом батальона 17-й гвардейской стрелковой дивизии.  В декабре 1943 года, после тяжёлой контузии Гвардии старший лейтенант Колесников был демобилизован из рядов Красной армии и в 23 года стал  заместителем председателя Саткинского горисполкома.

С этой должности в 1944 году его направили на учёбу в годичную партийную школу.  Надо заметить, что Колесников, как и многие представители партийной и советской элиты районного масштаба, до войны сумел закончить лишь 7 классов, а потом, проявившиеся организаторские способности и доверие партии, занимаемые немалые посты, потребовали догонять бурно уходящую вперёд молодежь с более высоким уровнем образования, самостоятельно добывать знания.  Для таких как он в стране была создана сеть советско-партийных школ, в которых наряду со специальными дисциплинами, изучались общеобразовательные предметы, а после окончания учебы выпускники получали диплом о среднем специальном образовании. Но это еще впереди.

А пока была только годичная партшкола. Одна из первых ступенек получения более высокого образования. После окончания школы попал в номенклатурную обойму и уже не принадлежал себе: Кочкарский райисполком – зам председателя, Пласт – первый секретарь горкома комсомола, Челябинский обком ВЛКСМ – секретарь по военной работе, вплоть до 1947 года. Сегодня трудно привести какую-либо информацию о его работе в этот период. Во время войны и в первые послевоенные годы,   комсомольские конференции, где вся деятельность комсомольского комитета была как на ладони, не проводились. Следовательно,  не было и  документально подтвержденного фактического материла, что обычно содержится в отчётных докладах и выступлениях. Проще говоря, не откуда было почерпнуть интересующие исследователя сведения. Источник только личные впечатления коллег по работе. А они считали Колесникова способным организатором, хорошо знавшим военное дело, но по-армейски   требовательным и строгим в оценках, бесхитростным и прямым. А время уже изменилось. В марте 1947 года прошла первая за 8 лет областная отчётно-выборная комсомольская конференция. Её делегаты кипели энергией: оживлённо обсудили представленный им доклад и высказали немало претензий к руководству. И последовавшие за такими прениями выборы обернулись для Колесникова катастрофой, он получил 58 процентов голосов против и не был избран членом обкома. После этого был в его жизни период какой-то случайной и невнятной работы в должности начальника отдела организованного набора, призыва и распределения рабочей силы областного управления трудовых резервов. Но потом ему вновь доверили  руководящую, теперь  уже  партийную и советскую работу в Пласте и Еткульском районе. Почему так много перемещений? Наверное, потому, что время было такое, кадры на одном месте долго не задерживались, каждый постепенно находил свою нишу, лучшее применение силам и способностям.

Продолжая самостоятельную работу над собой,  экстерном сдаёт экзамены на аттестат зрелости.  Что же в аттестате?  История и конституция – отлично, литература, география, физика, естествознание, психология – хорошо. Для человека, который получил среднее образование без отрыва от основной работы — довольно неплохо.  Из Еткуля, для получения специального образования Колесникова направляют в трёхгодичную  партийную школу.

Приведём полученную в школе и подписанную Н.И.Горшенёвым  характеристику:  «К учёбе относился добросовестно, работать над собой может, навыками самостоятельной работы владеет. В обсуждении программного материала на семинарах принимал активное участие. Успешно освоил весь учебный материал. Особенно хорошие знания показал по агротехнике, основам экономики, партийного и советского строительства. Активно участвовал в общественной работе, в течение двух созывов избирался председателем профкома школы. К порученной работе относился добросовестно. Работать с людьми может, организаторскими навыками владеет, общителен, инициативен».

После школы в послужном списке Колесникова только руководящая советская и партийная работа в Верхнеуральском, Колхозном районах, в Чебаркуле. В 1964 году заочно окончил исторический факультет Челябинского пединститута. Так, проходя послевоенные жизненные университеты, зрел и поднимался по служебной лестнице ветеран войны, комсорг одного из Уральских лыжных батальонов Михаил Колесников. В  1964 году окончил заочно исторический факультет Челябинского пединститута в

Первый всесоюзный фестиваль молодежной песни г. Чебаркуль . Делегация участников фестиваля. август 1969 г.

Я  впервые увидел его  в июле 1969 году,  в самом начале своей партийной карьеры.  Помниться, что по инициативе своего шефа К.Е.Фомиченко  всем отделом мы приехали в Чебаркуль, чтобы познакомиться с опытом, в том числе, так прославившегося  на всю область   кабинета организационно-партийной работы горкома КПСС. Рослый – такой не потеряется ни в одной толпе —  уважаемый партийным активом   области, лидер Южно-Уральской деревни и города Чебаркуля с прилегающим районом.

Теперь, когда прошло столько времени, ни я и никто в области, кто близко знал Колесникова, уже не сомневается, что он был  личностью многогранной, деятельной, с масштабным мышлением. Требовательным, строгим и в то же время добрым  и обаятельным человеком, созидателем по своей натуре. Чебаркулю повезло, что именно Колесникову было доверено возглавить партийную организацию. Но и этот замечательный город, и сельский район пришлись по душе Михаилу Евгеньевичу.  Было где развернуться его широкой и неуёмной натуре.

10 лет, пожалуй, лучших в своей жизни, посвятил он  хозяйственной и партийной работе в этом благодатном уголке Челябинской области, оставив людям не только добрую память о себе, но и школы, детские учреждения, сеть фельдшерско-акушерских пунктов, городскую инфраструктуру, которой до него не было. Оставил и новые для Чебаркуля производства, а в них рабочие места для женщин, которые не могли прежде найти себе применение. Чего стоит одна только швейная фабрика с известным теперь далеко за пределами России брендом — «Пеплос». Дальше идут построенные вновь и преобразованные на современный лад животноводческие фермы, рыбозавод, птицефабрика. В этом же ряду — здание администрации города, кинотеатр «Волна», и совсем особняком, тогда этим ещё как следует не занимались – парк Победы с памятником, погибшим в Великую Отечественную войну.

Понятно, что строил и преображал облик города он не сам, вернее не один. Но уж таков пост первого руководителя, секретаря горкома партии, чтобы давать импульсы, брать на себя и решать самое трудное. Он обладал властью и полномочиями и распоряжался ими в интересах людей и совсем не личных. Потому и нажимал на строительство в Чебаркуле и сёлах района, не давал покоя подчиненным, открывал новые производства, подбирал, расставлял и воспитывал кадры. В условиях плановой экономики и централизованного управления ресурсами это делать было далеко не просто.  Мало у кого хватало терпения и напора, чтобы ходить и ездить по инстанциям, выбивать лимиты подрядных работ, находить подрядчиков, контролировать и проверять принимаемые решения.

У Колесникова, с его характером и волей всего этого было в избытке. Он был настоящим хозяином в городе и районе, не временщиком, живущим по принципу — после меня хоть потоп. Он думал о будущем курортной зоны, самого чистого в экологическом отношении комплекса с лесами, озёрами и несметными природными богатствами. Потому лично контролировал планировку и застройку курортной и оздоровительной территории. Ведь весь Челябинск и другие города и районы не прочь были заполучить лакомый кусочек в экологически самом чистом районе Южного Урала. Мало кто может упрекнуть Михаила Евгеньевича в невнимании к интересам других городов и районов. Но все, что он делал, даже отказывая порой кому-то, было проникнуто заботой о том, что останется в наследство будущим поколениям.

Особая страница в его партийной и хозяйственной деятельности — забота о развитии физкультуры и спорта. С детства и комсомольских времён он усвоил истину:  спорт, здоровый образ жизни, главное, что требуется для подрастающего поколения. Потому и стремился обустроить город так, чтобы в нём были условия для зимних и летних видов спорта.

На долевых началах, по его инициативе, в городе был построен хоккейный стадион. Совместно с командиром, расквартированной под Чебаркулём дивизии, и при поддержке УРАЛВО, была создана хоккейная команда «Звезда». В этой команде воспитывался лучший нападающий мирового хоккея Валерий Харламов, начинал спортивную карьеру защитник сборной СССР Александр Гусев. На хоккейном стадионе в Чебаркуле играли лучшие команды страны. Несколько раз приезжал в город великий Анатолий Тарасов.   Добиваться чего-то для своего города в вышестоящих инстанциях, было и целью и настоящим талантом М.Е Колесникова.

Ветераны комсомола, комсорг лыжного батальона М.Е. Колесников и ветеран комсомола ЧТЗ, второй секретарь обкома КПСС Е.В. Мамонтов.

Насыщенной была общественно-политическая и культурная жизнь города. Частыми гостями в Чебаркуле наезжали  секретари обкома партии  Е.В.Мамонтов, Е.М.Тяжельников, Н.П.Лаврентьев, заведующий отделом организационно-партийной работы К.Е.Фомиченко, первый секретарь обкома ВЛКСМ В, Поляничко, маршалы СССР К.С.Москаленко, С.Ф.Ахромеев,  командующий УРАЛВО Сильченко, академик В.П.Макеев, тренер ЦСК и сборной страны по хоккею А.В.Тарасов. Особые и очень добрые отношения у Колесникова сложились с командирами и политработниками, расквартированной в районе Чебаркуля  дивизии. Не без его участия в школе № 6 был открыт и действует до сих пор музей Советской армии, украшенный портретами прославленных генералов и офицеров Советской армии, летчиков-космонавтов, героев Великой Отечественной войны. В этом маленьком городке побывали и выступили перед своими поклонниками деятели кино С.Герасимов, Т.Макарова, Н.Мордюкова, Н.Крючков, Б.Андреев, Н.Сазонова; композиторы —  А.Пахмутова и Новиков, поэты —  Р.Рождественский и Н.Добронравов, певица Г.Ненашева, дирижёр оркестра Всесоюзного радио и телевидения Ю.Силантьев.

С 1974 года и до ухода в 1984 году на пенсию Михаил Евгеньевич работал секретарём облисполкома.  Это было время, когда страна стала вспоминать и поднимать на щит боевой славы участников Великой Отечественной войны. Вспомнили и об Уральских лыжных батальонах. Колесников был инициатором создания областного совета ветеранов этих славных подразделений и возглавил его. В Челябинской детской спортивной школе олимпийского резерва по лыжным гонкам № 5 был создан музей Уральских лыжных батальонов, ежегодно, вот уже почти 40 лет проводятся соревнования юных лыжников, победителям вручаются  памятные  призы. Ежегодно на старт в день защитника отечества выходят сотни учащихся Челябинских школ и гостей из других городов и районов области. И все они вспоминают имя комсорга одного из боевых подразделений, замечательного спортсмена-лыжника  Михаила Евгеньевича Колесникова, его друзей по оружию.

                                                                                               Леонтий Рабченок

Колесников Михаил Евгеньевич. Комсорг лыжного батальона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *