А. П. Грай, М. Г. Воропаев, Б. А. Рева, слушатели Высшей партийной школы при ЦК КПСС 1959

Биография Михаила Гавриловича Воропаева – яркий пример судьбы простого сельского паренька, родившегося в первые годы существования советской власти (8 ноября 1919 года) в большой патриархальной семье донского казака. Он был 13-м по счету ребёнком, 8 братьев и сестер умерли в младенческом возрасте. И хотя число 13 для всех считается несчастливым, он единственный в семье получил высшее образование и дожил без одного месяца до 90 лет.

М. Г. Воропаев на балконе рабочего кабинета, 1981

Оказавшись в годы военного лихолетья в одной из самых индустриальных в Советском Союзе областей, молодой инженер железнодорожного транспорта начал трудовую деятельность старшим техником по ремонту паровозов на станции Златоуст. Избирался секретарём комсомольской организации паровозного депо, первым секретарём Советского райкома (Златоуст), Златоустовского и Челябинского горкомов комсомола, секретарём по идеологии и вторым секретарём Челябинского обкома ВЛКСМ. Избирался делегатом XI съезда ВЛКСМ. За большой вклад в коммунистическое воспитание молодёжи награжден орденом «Знак Почёта».

Делегаты XXV съезда КПСС. Слева направо В. П. Макеев, М. Г. Воропаев, Л. Н. Лукашевич. 1976

Комсомольская школа стала хорошей визитной карточкой в большую, полную тревог и суровых испытаний жизнь, посвящённую служению людям и Отечеству. После 5 лет работы на производстве – мастером и начальником службы тяги железнодорожного цеха ЧМЗ, в декабре 1954 года был избран секретарём Металлургического райкома по пропаганде, затем вторым секретарём, ведающим вопросами промышленности и строительства. Одновременно был парторгом на строительстве 5-й комсомольской домны, объявленной Всесоюзной ударной комсомольской стройкой, и был награждён медалью «За трудовую доблесть». После окончания Высшей партийной школы при ЦК КПСС работал заместителем заведующего промышленно-транспортным отделом Челябинского обкома партии, а затем в Челябинском горкоме зав. промышленно-транспортным отделом, вторым и первым секретарём горкома. В 1970–1984 годы – первый секретарь Челябинского обкома КПСС.

На шахте № 42 Капитальная, г. Копейск, октябрь 1970
На военных учениях. Чебаркульский полигон, июль 1974

13 лет и 5 месяцев, больше чем кто-либо до него или после, руководил Михаил Гаврилович одной из крупнейших в Советском Союзе индустриальных и сельскохозяйственных областей. И этот рубеж никому пока не удалось превзойти.

Когда Михаила Гавриловича избрали первым секретарём обкома и он сменил Н.Н. Родионова, сравнения были не в пользу нового политического лидера области. Трудно было даже представить, что ему удастся хотя бы подняться до уровня своего именитого предшественника, не говоря уже о чём-то большем. Слишком высокой была поднятая Николаем Николаевичем планка в области экономики, культуры, народного образования и науки, организационно-партийной и идеологической работы. Период времени, когда он руководил областью, вошёл в историю как «золотая пятилетка Родионова», по итогам которой на знамени области появился второй орден Ленина.

Тем не менее Воропаев стал политическим долгожителем и у него были целых три своих, не похожих на ту, которую довелось пройти вместе с Родионовым, пятилетки. Он оказался способным учеником великого мастера, овладел всем арсеналом средств и методов, искусством политического руководства, чтобы стать ярким и неповторимым лидером политической элиты области, встать в один ряд с такими выдающимися деятелями партии и государства как его великие предшественники Н.С. Патоличев, А.Б. Аристов, Н.Н. Родионов.

Во многом этому способствовали природные данные – острый, цепкий ум, организаторские способности, его прекрасные душевные качества, прежде всего доброта, уважительное отношение к людям, умение не только слушать, но и услышать собеседника, способность принимать стратегические решения и организовать их исполнение. Проявились и скрытые до поры до времени потенциальные возможности нового первого – авторитет личности, крепкий характер, воля, умение общаться с людьми, быстро находить с ними общий язык.

На встрече с ветеранами Великой Отечественной войны, май 1978

По плечу ему оказались и проблемы культуры, образования, науки, идеологической и организационной работы. И в этом смысле базисный уровень теоретической подготовки Михаила Гавриловича тоже оказался достаточно высоким. Помимо марксизма и экономики, которые он усвоил в Высшем партийно-политическом учебном заведении, Воропаев любил и хорошо знал русскую классику и советскую литературу. Даже в почтенном возрасте много читал, мог процитировать целые страницы из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», пушкинского Бориса Годунова, стихи уральских поэтов: Людмилы Татьяничевой, Бориса Ручьёва, Михаила Львова, Валентина Сорокина, Константина Скворцова. Не последнюю роль играло и ораторское мастерство. Да и с Москвой он сумел наладить отношения – ему безоговорочно доверяли, поддерживали многие начинания. И на первых порах и много позже у него были постоянные контакты с высшим руководством партии и государства. Часто звонил Л.И. Брежнев, приезжали А.П. Кириленко, К.У. Черненко, М.С. Соломенцев, А.Я. Пельше. Он сохранил всё хорошее от предшественника и привнёс много своего. Это при нем был открыт классический университет в Челябинске, построена больница скорой помощи в областном центре, стал бурно развиваться Северо-Запад, появились Калининский и Курчатовский районы, новое здание театра драмы, три широкоформатных кинотеатра, ресторан «Уральские пельмени». Была проведена коренная реконструкция сквера на площади Революции. Благодаря его поддержке на территории Ашинского металлургического завода появился оснащенный по последнему слову науки медицинский центр, а в городе профилакторий металлургов.

Пребывание М.С. Соломенцева в Миассе. Фото 2 1980

Сегодня камнем преткновения для нынешних руководителей стала коррупция, казнокрадство, взятки. Воропаев был одним из первых, кто на государственном и партийном уровне объявил непримиримую борьбу с проявлениями личной нескромности, злоупотреблений служебным положением, бесхозяйственности, пренебрежениями общественными интересами. В его время под пресс критики на бюро обкома КПСС попала группа советских и хозяйственных руководителей, построивших за шершнёвской плотиной помпезные дачи и решивших за счет городского бюджета благоустроить подъездные пути к садоводческому кооперативу, где были их участки. Спасло их только то, что к утру самый главный виновник, зам. председателя Челябинского горисполкома лично доложил Михаилу Гавриловичу о том, что свое строение в коллективном саду он снес. В другой раз один из руководителей сельского района вынужден был сдать под детский сад, построенный с излишками и за государственный счёт, свой коттедж. Были и другие случаи, когда начальникам, включая директоров крупных предприятий, приходилось выкручиваться и отвечать партийным билетом или строгим взысканием за излишества при ремонте и обустройстве своих служебных кабинетов, злоупотреблениях своим общественным положением.

В народе говорят: мастер славен учениками. Михаил Гаврилович обладал поистине уникальным чутьем на кадры и умел подбирать в свою команду талантливых профессионалов. Сказывался и опыт человека, выросшего в области и знавшего многих со школьной скамьи, с первых шагов на ниве работы в комсомоле, советах, профсоюзах. Кадровый состав в области при Воропаеве был одним из

самых высоких в стране по уровню образования, опыту работы и потенциала. Выращивать настоящих профессионалов помогала система подготовки резерва из числа талантливой молодёжи через семинары и школы партийного актива, стажировки у более опытных руководителей. Важную роль в подготовке резерва на выдвижение играли Академия общественных наук при ЦК КПСС, Свердловская, Горьковская и Новосибирская Высшие партийные школы, куда ежегодно направлялось до двух десятков молодых партийных, советских и комсомольских работников, журналистов.

Ротация кадров позволяла ему иметь на всех участках теоретически подготовленных, опытных и талантливых руководителей. В известной степени можно говорить о школе Воропаева. За 14 лет многие представители этой школы пополнили аппарат ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ, министерств и других центральных ведомств, работали первыми секретарями крупных обкомов России, вторыми секретарями ряда компартий союзных республик, послами СССР, возглавляли ответственные участки в СМИ, силовых и хозяйственных структурах. Назову лишь самые известные имена: Е.М. Тяжельников, Г.Г. Ведерников, П.С. Грищенко, В.И. Дмитриев, М.Ф. Ненашев, А.Н. Плеханов, К.Е. Фомиченко, В.А. Смеющев, Н.Д. Швырев, А.П. Литовченко. Д.П. Галкин, Л.В. Радюкевич, В.А. Гурушкин, Н.Г. Жугин. Среди них и первые губернаторы области В.П. Соловьев и П.И. Сумин, их заместители, главы многих муниципалитетов, руководители министерств и управлений правительства области. При нём же сформировался пожалуй самый крепкий в стране корпус красных директоров, лауреатов Ленинской и Государственной премий, Героев Социалистического Труда. Необыкновенно высоко было поднято звание рабочего человека, воспитывалось уважение к людям труда. Сколько замечательных рабочих и колхозников стали Героями Социалистического Труда, известными всей стране передовиками и новаторами производства, избирались депутатами Верховных Советов СССР и России, членами правительства, исполкомов местных советов, членами бюро обкома, горкомов и райкомов КПСС.

Роль М.Г. Воропаева на посту первого руководителя области была определяющей: к нему сходились все нити политического руководства, за ним оставалось и последнее слово в расстановке кадров, в принятии важных хозяйственных решений. Под его руководством динамично развивалась промышленность. Появлялись новые заводы и производства, реконструировались металлургические агрегаты (появились, например, нигде не виданные ранее двухванновые мартеновские печи), оснащались новым оборудованием машиностроительные заводы, развивались транспорт и городское хозяйство, социальная сфера, продолжался снос ветхоаварийного жилья, в первую очередь бараков. Каждую пятилетку сдавалось не менее 6 млн кв. метров жилья, появлялись новые школы, профтехучилища. Была решена проблема детских дошкольных учреждений. Орденами были награждены Челябинск, Магнитогорск, Златоуст, Миасс, городская комсомольская организация Озёрска, более 50 предприятий области.

Много сделали Воропаев и его команда для развития оборонного комплекса, создания новых систем вооружения, обустройства закрытых территорий, заводов и поселков при них, работающих на ВПК. В существовавшей тогда системе строгой секретности только первый секретарь обкома имел доступ к тайнам «сороковки», Трехгорного и Снежинска. И только с ним в Москве и на местах решались наиболее важные вопросы о развитии оборонки. В партийных документах того времени, в большинстве своём ещё не рассекреченных, хранится масса подтверждений его личной роли в решении проблем оборонного комплекса, который был локомотивом научно-технического прогресса, обеспечивал армию и флот новейшими видами вооружения, в том числе

средствами стратегического ядерного сдерживания. При Воропаеве наша область оставалась одним из главных арсеналов страны и была закрыта для посещения иностранцев.

Как и всё послевоенное поколение руководителей, М.Г. Воропаева отличали традиционная скромность и неприхотливость, он не кланялся вышестоящему начальству, не заискивал перед центром и всегда призывал рассчитывать на свои силы, искать и приводить в действие внутренние резервы. Достаточно напомнить одобренные Центральным комитетом КПСС и поддержанные всей страной инициативы по экономии черных металлов и сохранности подвижного состава на железной дороге, десятки других патриотических начинаний.

А как трепетно относился Михаил Гаврилович к селу! Несколько фактов. В 1969 году была суровая зима, помёрзло много фруктовых деревьев и кустарников. Но благодаря той позиции, которую заняли Воропаев и его сторонники, сады вскоре восстановили, создали объединение «Плодопром», вывели новые морозоустойчивые сорта. Но главное в Челябинске, Магнитогорске, Миассе, Златоусте, Копейске под любительское садоводство выделили земли, и теперь крупные города окружены садоводческими товариществами, которые и сегодня дают горожанам свежие фрукты и овощи, богатые витаминами и без нитратов. Это при Воропаеве была поставлена задача – научиться перерабатывать сельхозпродукцию и появилось фруктовое вино, варенье, соки в трёхлитровых банках. Стоило всё это копейки. А летом горожане в массовом порядке выезжали на совхозные поля на сбор свежей земляники, малины, смородины. Рассчитывались тут же, у кромки поля. Выгодно было всем – и производителям и потребителям.

Были созданы производственные объединения «Овощепром», «Скотопром», «Птицепром», уже упоминавшийся «Плодопром», возведены крупные животноводческие комплексы: Тюбукский, Дубровский, Красногорский, построены Сосновская, Челябинская, Чебаркульская птицефабрики. Наша область вышла на передовые позиции в России по уровню механизации и электрификации на селе, стала широко применять метод безотвальной вспашки по опыту Т.С. Мальцева. Сам колхозный агроном, дважды Герой Социалистического Труда, почётный академик ВАСХНИЛ был частым гостем в Челябинске, не раз выступал перед партийным и хозяйственным активом.

Воропаев хорошо знал южноуральскую деревню, часто бывал на полях и фермах. Есть фотографии, где он вручает ленты дояркам, победителям соревнований мастеров машинного доения. После его поездок по области трудно было позавидовать тем, кто нарушил агротехнику, запускал сорняки или не дай бог оказывались нераспаханными и пустующими плодородные земли.

Вспоминается засуха 1974–1975 гг., когда талант Воропаева организатора развернулся в полной мере. За эти два года в области практически не выпало ни одного дождя, сохли на корню зерновые. Трава была только глубоко в лесах, обмелели или полностью засохли сотни больших и малых озёр, из-за недостаточного объёма водных ресурсов в Аргазинском и Шершнёвском водохранилищах на грани остановки была промышленность Челябинска. Воропаеву и его команде пришлось во второй раз в истории области обращаться к такому источнику как озеро Увильды. На обмелевший водоем больно было смотреть, зато Челябинск и его крупнейшие предприятия были спасены.

Это была самая трудная страница и в его биографии, и в истории области. Вопрос тогда стоял так: быть или не быть южноуральской деревне. Михаил Гаврилович возглавил штаб по спасению ситуации и не давал покоя аппарату обкома, облисполкома, управлению сельского хозяйства, руководителям промышленных предприятий, военным. Всех, включая самых юных граждан, поднял на борьбу за выживание

животноводства. Чего только не придумали тогда – забирались с техникой высоко в горы, заготавливали траву и хвойные лапки, косили камыш, срезали болотные кочки. Чтобы их взять, понадобились и были закуплены в Чехословакии специальные комбайны для уборки камыша. 15 подобных агрегатов поступили из Биробиджана.

В пять областей России были направлены бригады за соломой. Но ведь её надо было не только заготовить, но и доставить. Чего стоило найти и оплатить автомобильный транспорт, железнодорожные платформы. Родилась даже целая индустрия кормопроизводства. От Амура до Краснодарского края действовали наши заготовители кормов. Особенно ощутимой считал Воропаев братскую помощь Украины. Как всё это было организовано – специальная тема, она описана уже в брошюрах и учебниках по сельскому хозяйству.

Михаил Гаврилович был очень скромным человеком, а в отношении себя даже щепетильным. Не терпел подхалимов, пустозвонства. Любые восхваления в свой адрес, едва они зарождались, называл аллилуевщиной и пресекал на корню. Не помню, чтобы когда-нибудь публично и помпезно отмечался его день рождения или юбилейная дата. Во всем, что касалось личного достатка, был бессребреником. В его доме и на служебной даче никогда не было прислуги. У него никогда не было машины. Правда, во время работы в Металлургическом районе семья имела сад. Но его пришлось продать, не смог Михаил Гаврилович полоть и поливать грядки в ущерб партийной и государственной деятельности. В духе такой же пуританской скромности воспитывались и обе дочери, пятеро внуков. Из Челябинска в Москву семья уехала лишь с несколькими чемоданами, в которых по большей мере были личные вещи, фотографии, памятные сувениры. Его квартира в Москве пример скромности – только самое необходимое. Пенсия у него и у жены как у всех. По его же словам, прожить на нее было бы невозможно, если бы не помощь дочери и зятя.

До последнего часа Михаил Гаврилович принимал активное участие в деятельности Челябинского землячества, всегда был в курсе дел в области, оказывал посильную помощь в решении важных для нее вопросов. Об одной из последних встреч с ним рассказывает Галина Кибиткина: «Меня просто поразила подвижность, демократичность и широта души этого человека. Пьём чай, рассказываю о Челябинске и об архиве. Постоянно ощущаю живейший интерес и водопад вопросов. В течение 4-5 часов он четко и эмоционально рассказывал свою личную жизнь, не утаивая тяжелые периоды и поражения, по ходу рассказа давая оценки ситуации в стране и области. Что касается периода после 1991 года, то оценка была, конечно, нелицеприятной. Стоит отметить, что до конца своей жизни М.Г. Воропаев оставался настоящим коммунистом».

После отъезда в Москву его имя на 30 лет исчезло из упоминаний в СМИ. И лишь когда Воропаева уже не стало, 8 ноября 2014 года, в связи с 95-летием со дня его рождения, после долгих усилий была открыта мемориальная доска на доме, где он жил. Во время открытия состоялся митинг, прозвучал гимн Советского Союза, выступили коллеги, соратники, друзья, близкие люди Михаила Гавриловича. Теперь в Челябинске есть место, куда каждый, кто помнит одного из самых уважаемых лидеров советской политической элиты, может принести цветы и помянуть его добрым словом.

Леонтий РАБЧЕНОК

Политический долгожитель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *